домашняя страница литературного клуба о сети участники сообщества события сети FAQ
входрегистрация


"Вика Чембарцева"

Вика Чембарцева

  (писатель, Кишинев)

 

контакты       события сайта

кто в сетипосты

как создать сеть контактов с журналистами, СМИ, читателями
















администратор социальной сети для журналистов
редакция социальной сети для журналистов


viriloriтекстыпроза


 

Пророк из спального района

(окончание)

В 

В следующий раз я приехала с Алкой - так, за компанию - захватив с собою в общем-то вполне рабочий ещё комплект.В  Дверь растворилась и сутулая спина, как в первый мой визит, проворчала «заприте дверь», скрывшись за поворотом в кухню.

Алка, в предвкушении приключения, всю дорогу в автобусе возбуждённо сыпала какую-то совершенно не интересовавшую меня чушь о романе знакомой парикмахерши с владельцем крутого казино.
- Короче! Прикинь, он её замуж позвал. И она, дура, ещё думает! Во, блин, я бы думала! Забросила бы на хер эту долбаную работу. Вот ты поступишь в свой институт и уйдёшь, так мне вообще тошно будет. Слышь?..В  Эх-х-х, кто бы меня так замуж позвал, - мечтательно продолжала она.

- Ща повеселимся, - негромко буркнула Алка, пропуская меня вперёд, лавировать за Йоськой между коридорных рифов.
- Дядь Йось, к тебе в туалет можно?
- Можно. Писай на ведро.
- А я по-большому хочу, - начала свою провокацию Алка.
- Там газеты, потом выкинешь в мусорку.
- В мусорку на улице? - всё больше раззадориваясь, орала Алка.
- Ну, а где же ещё!
- А как я это вынесу?
- Завернёшь в несколько газет и вынесешь. Помойка прямо у подъезда, идти недалеко.
- А если я говно в подъезде случайно уроню? – уже открыто веселилась и ликовала Алка.
- Возьмёшь веник, - невозмутимо продолжал Йоська, кажется, даже не догадываясь, что она просто откровенно издевается над ним.
- Прекрати сейчас же, - зашипела на неё я, – слышишь!
- Да пошла ты! – беззлобно откликнулась та, видимо уже и без того потеряв интерес. – Чё те жалко, что ли? Весело ж, блин – она лениво зевнула во весь рот, довольно рявкнув и тряхнув головой напоследок.
- Я руки помыть, - протиснулась яВ  к выходу.
- Там в ванной…
- Коза, я знаю.
- Да нет же. Зойка - Зойкой. А в ванной – ящерицы.
- Кто?! – я остановилась в дверях.
- Ну, ящерицы. Это байстрючня соседская - те, что дверь мне раньше жгли. Это они в лесу тут, на окраине, наловили. Оставили с вечера побитый кувшин, чего-то там положили, а утром – полный кувшин зелёненьких ящерок. Они их давай за хвосты дёргать – проверить, значит, как эти гады хвосты сбрасывают к чёртовой матери. Ну, ящерицы все хвосты и поскидывали. Теперь пацанва ждёт, пока новые отрастут. Эксперимент, типа такой. А куда их девать? Мамаша одного сильно отлупила, когда под кастрюлей дома эту живность обнаружила. Ну, они ко мне этих ящерок и притащили. Повинились, правда, что двери мне сожгли, засранцы. Говорят, не со зла. Ну и ладно… А ящерицам тоже где-то жить надо. Тоже ведь – божьи твари. Детишки им траву приносят и листы лопуха, а я их водой поливаю по-чуть-чуть, чтобы на лес похоже им, собакам, было - влажно и прохладно.

Я со вздохом поплелась в ванну – созерцать этот новый акт милосердия.
- Во дебил, да? Трындец! – просовываясь вперёд, заржала субтильная Алка.

На дне ванной, со дня своего изготовления не знавшей, кажется, ни щётки, ни порошка для чистки, по разбросанным листьям лопуха сновали маленькие изумрудные ящерки. Они то напряжённо замирали, становясь почти неразличимыми, то пружинисто выскальзывали, вытягивая кверху свои глазастые опалесцирующие головки. Жалобно и упрямо блеяла Зойка, лежащая боком под стеной. Я ополоснула руки и вернулась, оставив Алку в ванной за разглядыванием ящериц.
- О, Стрекоза, а твой хахаль в тот раз спёр у меня роги!
- Что? Зачем ему нужны Ваши рога!
- Меня эти роги попросил подержать у себя один хороший сосед. Он делает ручки к ножикам и продаёт их на базаре потом. А тут с бойни ему сказали, что на свалку вывозят большой контейнер рогов этих. Он набрал, сколько ему нужно, но дома хранить не может всё – они вонюченькие… Ну, он меня попросил, чтобы я у себя подержал, пока он в гараже место для них сделает.В  А мне что, жалко, что ли? Вот – держу. А если теперь твой красавчик спер несколько штук, что я человеку буду говорить, а, Стрекоза? А если он захочет сосчитать?
- Господи, да что за чушь, дядя Йося!
- Я тебе точно говорю – спёр. Вот тогда, когда ты руки мыть выходила, он сделался, что за тобой пошел, а сам, шмекерШмекер (румынск., болгарск. сленг) – хитрец, шарлатан, обманщик, расхититель. , быстренько роги по карманам прятал.
- Ничего он не брал! Я с ним всё время была.
- А я тебе говорю, брал, Стрекоза! Он потом всё время руки в карманах держал, чтобы не подумали на него. А я-то видел, что у него роги оттуда торчали. Или ты хочешь сказать, что это у него его большой бэц так в штанах топорщился?! Да ты спроси его сама.
- Спрошу, хорошо... Ну бред же какой-то!.. Я инструменты оставлю, мне не к спеху, заберу их недели через две. И рассчитаюсь полностью вперёд, дядь Йось, хорошо?
- Как хочешь, Стрекоза. Только я бы на твоём месте подумал бы хорошенько – или встречаться ещё с этим ворюгой! Сегодня он роги у меня спёр, а завтра, гад,В  у тебя полдома вынесет…

Не в силах больше слушать эту ахинею, я поспешно вышла, опасаясь, как бы за мной не увязалась надоедливая Алка, к которой я почувствовала непреодолимую неприязнь, смешанную, впрочем, с жалостью...

КВ  слову, насчёт рогов и ухажёра Йоська оказался прав. Парень действительно прикарманил парочку рогов. Решил блеснуть перед приятелями – наполнить на вечеринке рог вином. Правда из-за вони – обработать-то их он не смог – пришлось всё это дело выбросить. Как из головы, так и из дома. Под прицельным обстрелом моих допросов с пристрастием, он во всём сознался. Но это его уже не могло спасти. Отношения наши не особо складывались, да и вообще он оказался откровенным жлобом. Хоть, к его чести, и весьма эрудированным. Совсем скоро мы расстались.

***

Спустя почти три месяца, уже поступив в университет и благополучно бросив ненавистную мне работу в парикмахерской, я приехала к Йоське забрать забытые было инструменты. Вместо обшарпанной полусгоревшей двери, красовалась новенькая металлическая. Недоумевая, я позвонила. Никто не ответил. Я приложила ухо к холодной дверной раме, прислушиваясь.В  Судя по абсолютной тишине, в квартире, видимо, действительно никого не было. Я, на всякий случай, тихонечко забарабанила ногтями по железной поверхности. В дальнем конце площадки послышался щелчок замка.
- Вы к Йосе?

Маленькая пухлая женщина средних лет стояла в проёме приоткрытой двери. На ногах её были высокие, грубой вязки, носки. Голова была стянута платком, под которым угадывались ребристые округлости бигуди.
- Да, к Йосе. А он?..
- Он уехал в Израиль.
- Правда?!
- Да. Недели три как. Но вы не волнуйтесь, он оставил мне все инструменты и подписал, что кому отдать. Вас как зовут?
- Ой, он вряд ли мог написать моё имя. Он его просто не знал.
- А! Вы, должно быть, Стрекоза?
Я удивлённо взглянула на неё. Неужели, он, и правда, помнил обо мне?!
- Пойдёмте, я отдам вам.
Я прошла в аккуратно прибранную прихожую. Женщина суетливо перебирала какие-то свёртки в ящике небольшого комода.
- Вот, нашла. Тут и расписка. Держите, - она протянула мне завёрнутые в промасленную миллиметровку инструменты и вдвое сложенный лист из ученической тетради.
Я развернула:
«Я, Иосиф Точильщик, возвращаю Стрекозе – девушке с тонкими длинными руками и подвижными зелёными глазами – её маникюрный инструмент в количестве трёх штук: ножницы, и двое кусачек. Оплата была произведена авансом в полной сумме, что я и подтверждаю. Претензий к данной особе не имею. Подпись: Иосиф Яковлевич Точильщик»

- Так это ещё и его фамилия была?!
- Да, - мягко улыбнулась женщина. – Хороший человек. Дай Бог ему здоровья там!
- Скажите, а что сталось с нищим, с Моше?
- А… Моше умер… Иосиф похоронил его и сразу уехал. У него разрешение давно уже было готово, только он не мог тут Моше одного оставить – кому он, бедный нужен тут был бы?..


***
Много лет прошло с тех времён…
…Я вспомнила о нём, когда обезумевшая от лживых обещаний, в нечеловеческой злобе, толпа громила ясным апрельским днём здание кишинёвского Парламента. И вновь подымались камни с земли моего города…В В  «Только как кидали люди друг в друга камни, так и будут кидать…»
…И я вспомнила о нём, когда среди будничной суеты, в бегущей новостной строке прочла о том, как неистовствующая группка фанатиков разбила на глазах у безучастного люда праздничную Ханукию, установленную в Центре моего города… «И в этом городе всё повторится снова…»

Возможно где-то в окрестностях Иерусалима сгорбленный старик щурит свои морщинистые глаза, прикрываясь узловатой рукой от сухого колючего солнца, нарочито ворчливо повторяя: «солнце-шмонце». Возможно, в его небольшой захламлённой квартирке живут под потолком птицы, а в ванной - принесенные соседскими ребятишками, какие-нибудь черепахи и скорпионы – тоже божьи твари... А возможно, прах его, как и прах его прародителя, обрёл покой в земле обетованной… Но он был прав, этот Иосиф Точильщик. Его пророчества сбылись так же, как сбывались в древние времена толкования его библейского тёзки - Иосифа, «…сына Рахили и Иакова, прародителя колен Израилевых…» Как он был прав - эта городская знаменитость и предмет издевательских насмешек, этот старый лукавец и простодушный миролюбец! И пусть город мой живёт по единственному его пророчеству: мир – это любовь, и отражение заката, всегда сулит неизбежное рождение рассвета окнам спальных районов. И да будет так!

В 







virilori

вернуться к комментируемому тексту ... шмекер ...

Шмекер (румынск., болгарск. сленг) – хитрец, шарлатан, обманщик, расхититель.
кто одобрил комментарий
(+0)
кому не понравился комментарий
(-0)
20:50 03.08.13
         ответить